Мне невероятно повезло с соседками по палате.
"Ходячих" нас было двое, еще двое лежали "на вытяжении": из просверленной ноги у обеих торчал металлический стержень, к которому крепилась проволока с подвешенным к ней металлическим грузом. Из-за этой масштабной конструкции, накрытой к тому же одеялами, женщины друг друга не видели, что в прочем не мешало им общаться.
Самой опытной по возрасту и отбытому в больнице сроку была лежавшая у окна Жанна Абрамовна, которой посчастливилось в 81 год от роду сломать шейку бедра. Ей требовалась операция по замене сустава. Лицевой нерв у нее был травмирован еще в молодости, от чего лицо было перекошено, и смотреть на нас она могла только одним глазом. При этом мозг ее работал в совершенстве. Как-то раз, когда прошел отбой и мы улеглись по кроватям, пытаясь совладать с мыслями и заснуть, ее телефон запел "Семь-сорок" и я услышала разговор: " Да, Леночка. Нет, это не Южные, а Северные. Нет, у нас на этих островах нет военных интересов, только промышленные". На второй день после операции она встала на ноги.
***
На утро после заселения нас навестил врач. Мысленно окрестила его Попаем Моряком, очень похож был при взгляде снизу. Тридцатипятилетний сын заведующего отделением Травмы вообще внешне и по поведению больше напомнил культуриста в отпуске. Был немногословен и как будто смущался, по очереди рассказывая нам (вновь поступившим) о переломах и предстоящих методах лечения, после речи неизменно выдерживая паузу и добавляя на полтона громче фразу "Вам все понятно?".
Слушая свой вердикт о том, что без операции не обойтись, я даже не удивилась: все у меня так, если уж Что-то происходит, то непременно с полным погружением.

@темы: в Начале - Было, больничные будни, одна нога здесь